?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Чужая война

Лазили тут по сети и нашли.
Старую повесть нашего близкого друга про Карабах.
Это 1992-1993 годы, 20 лет назад.
Почитайте.

Особенно те, кто любит Чечню совать под нос в спорах, да.
Молокососы.

Дмитрий Синецкий. Чужая война.

В Карабах Дмитрий Синецкий отправился, что называется, по воле случая. Впрочем, читатель узнает про все это на первых же страницах повести. Ставил автор перед собой скромную журналистскую задачу: честно, без предвзятости запечатлеть взятой напрокат японской кинокамерой то, что он сумеет увидеть на этой "чужой войне". Ну и, может быть, если получится, написать об увиденном.
И написал. Действительно честно. Боюсь даже, что кое у кого повесть вызовет желание распечь писателя за недостаточно святое отношение к понятию "незыблемости и целостности" государственных границ, проведенных большевиками в 1921 гoду ...

   Этого там и в самом деле нет. А есть естественная реакция нормальногo человека на представшую перед глазами трагедию целого народа... Читая рукопись, я радовалась щедрой открытости души молодогo автора, его способности к простодушной самоиронии, мягкой благoродности общения героев, своеобразной выразительности их интонаций. Думала я и о том, что п р а в д а о жизни и борьбе карабахцев благодаря этой талантливой вещи откроется теперь более широкому кругу людей.

Казалось бы, странные какие суждения. Едва ли не ежедневно газеты, радио, информационные программы телевидения дают сообщения из Нагорно-Карабахской Республики. Но вот об этом-то и следует сказать несколько слов особо.
В повести "Чужая война" есть сцена, когда бойцы и жители блокадногo Степанакерта, застыв перед единственным работающим во всем Карабахе телевизором, внимают вестям из Москвы: "Добрый вечер! Сегодня в выпуске... " В комнате умирает всякий звук. "... снова было нарушено соглашение о прекращении". Показывают видеоролики месячной давности: откуда ж новым взяться, если все мы здесь сидим. И - слова, слова... Ничего нового. Опять "только переговорный процесс", "меры к скорейшему урегули... ". Мертвому припарки. "Агентство Азеринформ сообщает... " Возмущенный вздох проносится по комнате: оказывается, мы сегодня обстреляли мирный город Шушу из установок "Град"! Да если бы в Шуше рвался "Град", у нас здесь в ушах бы звенело: Шуша же рядом! Ну ни стыда, ни совести...

Комментировать здесь, конечно же, нечего, Странный принцип многих наших ведущих при освещении материалов межнациональных конфликтов имеет результаты весьма плачевные.
Высшей справедливости, которую они, видимо, предполагали, демонстрируя собственную отстраненность от происходящего, не получилось. Слушая каждую из воюющих сторон, люди испытывают великую неловкость: они не знают, кому верить. И, раздраженные, начинают плохо относиться и к тем и к другим. Не забудем еще и про беженцев. Про то, что в горячих точках ни за что ни про что погибают ни в чем не повинные солдаты и офицеры (я - не о наемниках, конечно!) из России.

Ну вот, услышали мы, как люди одной национальности бомбили ночной город с мирными жителями другой национальности. А потом - почти в зеркальном отражении - еще раз. Только с противоположными знаками. Что делать нам, зрителям, слушателям? Унаследовать спокойную осведомленность от ведущих? Или найти страшной статистике место где-то среди оберегаемых памятью законов геометрии или правил синтаксиса? А может, надо просто забыть об увиденном и, переключив программу, плакать вместе с богатыми, погрузившись в мир игрушечных страстей и декоративных страданий? А там, не у нас, пусть себе матери хоронят детей, а дети остаются без родителей... Не поняв, что и почему происходит на той, чужой войне, легко остаться и в стороне. Все равно от нас, похоже, ничего не зависит! А мы никому ничего плохого не делаем. Пусть сами разбираются!

Да, в наш собственный дом гражданской войной все это пока не вошло. И может быть, дай бог, и не войдет. Только следует ли потом удивляться все ширящейся волне преступности, безмерной детской жестокости и невиданной прежде жестокости к детям? Черствости и равнодушию общества к старикам, больным, к чужой беде, чужим страданиям?
И ведь давно замечено, и не одним человеком, что карабахской трагедии не было бы, не будь Афганистана. А не случись Карабаха, не последовали бы страшные, кровавые события в Тбилиси, Баку, Осетии и Абхазии. Чей черед теперь подходит при нашем молчаливом неучастии... По ком звонит колокол?

Впрочем, вернемся все-таки к повести. Дмитрию Синецкому нет еще и тридцати лет. Это первая его большая напечатанная вещь. Он окончил технический вуз, но потянулся к журналистике, телевидению, писанию. В поисках своей темы отправился в Карабах.
Расскажу еще о том, как "Рго Armenia" и автор нашли друг друга. Прочитав в "Московских новостях" отрывок из повести, редакция бросилась на поиски Дмитрия Синецкоro. Но одни телефоны молчали, другие были часами заняты. Когда же мы сумели через эту занятость пробиться, оказалось, что он в отпуске. И надо заметить, что никто-никто еще не слышал о таком писателе - Дмитрии Синецком...

В пору, когда повседневная редакционная суета несколько ослабила наш поисковый напор, Дмитрий Борисович пришел в "Рго Armenia" сам. Случайно он увидел номер журнала в киоске. Прочел его и справедливо подумал, что именно сюда ему надо отнести недавно законченную повесть. Прочитав рукопись, мы не мешкая поставили ее в очередной номер. Читайте повесть в ближайших двух-трех номерах. Будет желание - напишите нам, какие мысли и чувства возникли у вас при чтении.

                                                                                                                         

                                                                                                                           Галина Петрова

События, описанные в повести, происходили на территории Нагорного Карабаха
в феврале-марте 1992 года. Имена и портреты действующих лиц частично
изменены по их желанию и из соображений их безопасности.

Дмитрий Синецкий
ЧУЖАЯ ВОЙНА
Документальная повесть.

1992-1993

Первая публикация электронной версии.



      Кирилл позвонил на студию, конечно же, в самый неподходящий момент. Я чертыхнулся, ткнул пальцем в кнопку "пауза", и на мониторе с полуоткрытым ртом замер народный депутат России г-н А. Я встал и вышел из монтажной, а депутат назойливо пялился мне в спину. Сейчас Кирилл скажет, что не может приехать, и будет просить его заменить. Черта с два! Я прикурил сигарету и подсел к телефону.

- Старик... - Голос у Кирюши звучал особенно вкрадчиво. Ну конечно - сейчас он скажет, что у него неожиданная проблема. - У меня к тебе одно дело
- Какое дело? - осведомился я сталистым голоском.
- Это новость тире предложение. Ты помнишь Прошечкина?
Я не помнил.
- Из антифашистского центра. Я с ним в Ташкент осенью ездил.

Я вспомнил. Этот Прошечкин осенью 1991-го подговорил Кирюшу ехать телеоператором на несанкционированный митинг в Ташкенте. Они поехали, но никакого митинга там не было, потому что узбекские менты арестовали всех участников и заодно Прошечкина с Кирюшей. Подержали в участке часика четыре и отпустили восвояси. Так Кирюша ничего там и не снимал.

- Ну и что Прошечкин?
- Понимаешь, старик, звонит он и говорит: "Не хочешь ли коньячку попить на халявку?" Я его спрашиваю: "Какого коньячку?" А он: "Армянского". - Кирюша выдержал эффектную паузу и, что называется, убил: - Так вот, старик, Прошечкин едет в Карабах. Собрал со своими антифашистами гуманитарную помощь и едет. Ему, естественно, нужен человек с камерой, то есть мы.
- Мы?
- Мы. Понимаешь, старик, одному мне туда как-то...
- Понятно. А камеру где взять?
Кирилл помялся и не очень уверенно ответил:
- В Эн-би-си могут дать... А ты сам-то что думаешь?
- Насчет чего?
- Ну, мы едем или не едем?
Я ответил:
- Едем.

... Я повесил трубку и посмотрел в пепельницу. Зря сигарета истлела - забыл про нее. Куда меня понесло? Что я, пацан, что ли, "на фронт бегать". Семья опять же, дочке третий год. А как пристрелят там? И вообще, ну зачем мне чужая война?
Я вернулся в монтажную. С монитора смотрел на меня народный депутат России с полуоткрытым ртом: зачем тебе?

Ну, прежде всего мы еще никуда не едем. Сомневаюсь я насчет камеры из Эн-би-си. А вообще-то ехать или не ехать я ведь решил не сейчас. В прошлом ноябре я согласился туда отправиться с наблюдателями от Демроссии. Тогда кто-то что-то не организовал, и поездка сорвалась. Но с того времени я привык следить за этой войной по телевизору: в "Вестях" и "Новостях". Я привык каждую газету начинать с этой войны. Я готовился. Теперь, видимо, кто-то (Кто-то!) решил, что я готов, и Кирилл позвонил на студию.

Кроме того (пошутил я сам с собой), Кирюша - Обезьяна, и в этом году ему, по идее, должно везти. А мне как Дракону в этом году надлежит слушаться Обезьяну и не отказываться от ее предложений.
Я сел за монтажный стол и выключил надоевшего депутата. Работы - выше крыши ... Ничего, ребята помогут. Я заметил, что пальцы моей левой руки выстукивают по крышке пульта простую дробь: "Ка-ра-бах! Ка-ра-бах! Ка-ра-бах!".. И тут же вспомнил то ли где-то прочитанную, то ли придуманную в дни маразма "лещинку": "Имя этой земли звучит, как короткая автоматная очередь, эхом отдающаяся в горах... ". Идиотство какое-то. Мы ведь еще никуда не едем.

Аэрофлотское кресло стискивало мне бока, рядом кряхтел Кирилл, сидя пытаясь снять с себя куртку. Места нам с ним достались в самом хвосте самолета, где спинки кресел не откидывались.
Что значит - достались места? Самолет же, а не трамвай. Да очень просто. С некоторых пор рейсы Москва-Ереван заполняются отнюдь не согласно купленным билетам, а как придется. Армянские стюардессы с вежливым раздражением кричат: "Садитесь на свободные!" - и в узкой трубе "ТУ-154" между кресел снуют туда и обратно армянские коммерсанты с фирменными коробками в руках и на головах. Телевизоры, видюшники... Зачем им эта война?..

      Только начало пути, а я уже устал. Была давка у регистрационной стойки и в зоне спецконтроля. Какой там" к черту, контроль? Ошалевшие менты смотрят в телевизор, сквозь машину-просвечивалку бесконечной чередой плывут тюки и коробки с призрачным богатством внутри. Гортанно перекликаясь, хозяева хватают с транспортера свое и тащат к стеночке. В сумрачном, заплеванном зале, разбитом на секции железными гулкими стенами, это похоже на шмон лагерного этапа. Тем более похоже, что хорошо одетая коммерческая публика ведет себя соответствующе: сидят у стен на корточках, покуривая, вызывающе прохаживаются, глубоко засунув руки в карманы кожаных курточек-безразмерок. То и дело вспыхивает ругань, а вот вдруг все вскочили и вытолкались сквозь двери на летное поле: там бестолково и горячо дрались несколько человек. Подрались и разбежались, грозя друг другу ... Противно. Если там такая же война...

- Межнациональные конфликты, - нервно усмехнулся Кирилл и бережно прижал к боку камеру, выданную нам под честное слово в Эн-би-си, фантастическую компактную камеру "Хай-8". В рублях эта камера стоила миллиона полтора... Толстенькая книжка по пользованию камерой лежала у меня в рюкзаке. В самолете ее предстояло прочесть по-английски (что возможно) И все запомнить (что вряд ли).
- Порядок! - возник откуда-то сбоку Прошечкин.
- Сейчас начнут посадку.
Мы пошли вслед за ним сквозь плечи и спины. Антифашист Прошечкин, высокий и гибкий, как удочка, бодро пошучивал и объяснял, что начальник смены в стельку - я позвонил в Моссовет - они перепугались - гуманитарный груз уже на поле - Володя его охраняет".

Прошечкин, в кожаной фуражечке, весело сверкал бликами очков, оборачиваясь к нам на ходу. Он был похож на Шевчука из группы "ДДТ".
Антифашист Иван Помидоров.
Рядом с Кириллом шел Советский Писатель. Звали его Ш., и Кирилл, знакомясь с ним, воскликнул:
- А, Вы тот самый Ш.! Знаете, моя мама иллюстрировала вашу книгу.
Это знакомство происходило часом раньше у справочной Внуковского аэропорта. Советский Писатель обрадовался Кириллову сообщению и стал еще более вальяжен. У него были васильковые глаза и аккуратнейший седой зачес назад. Истинный писатель, каких рисуют на дружеских шаржах.

Продолжение следует

Профиль

katrusia_mosk
Московская Киевская
Map




Календарь

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com