Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Это я

Приветственное

Здравствуйте все, кого знаю и не знаю!
Определенной тематики в моем журнале нету, я пишу понемногу обо всем, что мне интересно.
Очень люблю путешествовать, делаю это давно, много, самостоятельно, с чувством, толком и расстановкой. К настоящему времени объездила уже почти полмира, и поэтому гордо считаю себя в этом деле настоящим дилетантом в самом лучшем смысле этого слова.
По тэгам "Путешествия" и "Мои маршруты" у меня можно почитать отчеты с картами, маршрутами, подробностями и фотографиями из поездок разных лет. Там же можно задавать вопросы, я всегда готова ответить и что-то обсудить или посоветовать, ибо опыта накопилось много (и целая библиотека путеводителей на разных языках).
Карты вообще очень люблю и даже коллекционирую. Из каждой страны и города, в которых бываю, обязательно привожу хороший атлас и, если повезет, варианты раритетных и тематических карт.
Кроме карт коллекционирую фигурки кошек разных видов и из разных стран. Посмотреть можно по тэгу "Кошки".
Еще люблю музыку (особенно оперу), кино и книги. И про это тоже стараюсь писать.
Последнее время иногда балуюсь созданием собственных обложек для ЖЖ. Но редко. Посмотреть можно по тэгу "Новый дизайн".

Найти меня можно и в фэйсбуке: Екатерина Байбикова
В последний год в фэйсбуке я бываю чаще, чем тут, хоть и не люблю этот ресурс. Но там проще и оперативней общение и обратная связь, поэтому приходится терпеть косяки этого ресурса. При этом ЖЖ я нежно люблю, ценю и стараюсь не бросать, но актуальное и сиюминутное скорее появляется там, чем здесь.
Collapse )
Новая я

Макароны по флотски

Новый тег и новый цикл, прошу любить и жаловать:
Писательская кухня Татьяны Соломатиной.

Я решила все-таки сохранять эти необыкновенные тексты не только на компьютере (что давно делаю).
Теперь и с вами буду делиться прекрасным с любезного разрешения автора.
Ибо.

***************************

Вчера у меня были чудесные ребята (которые у меня уже были зимой). И у нас с ними был замечательный день (который чуть не пошёл на сутки). Мы шли от Утицкого кургана (надо же охватывать то, что у всех и всегда за бортом, ну хотя бы стремиться!) Мы шли под дождём тёплым. Под дождём проливным. Под солнцем нежным. И под солнцем палящим. И под ледяным дождём. (Хотя град, накрывший ту сторону водохранилища, нас не коснулся). Мы смеялись, как ненормальные и... это просто дождь). И рвали громы, и особенно звездануло в моём месте силы - под кавалергардами... И совершенно невозможные были небеса весь день. Впрочем, они тут всегда невозможные, но вчера были невозможней невозможного... Скорости закачки морфических полей вчера были сверх... Потом почему-то у меня на ужин оказалось очень много всего (например, и мясная солянка, и зелёный борщ), и муж мой, глядя на кастрюлю молодой картошки спросил - при свидетелях! - "а что, просто ещё больше кастрюли в доме не нашлось?!" - и я вспомнила, что купила две на десять литров (на холодец, но почему две?!). Я и прежде кастрюли менее восьми и пяти литров не покупала. А теперь, видимо, такова плотность ноосферы, что писанина, велосипед, пеший ход, собаки, лошади, шиншиллы, снова писанина, и готовка уже не спасают полностью. Хочется созидать в ещё больших количествах, хотя бы как мой маленький, незначительный, противовес, помогающий, увы, только моей душе - да и то не слишком помогающий... И потом мы пели песни. И даже Михалыч вдруг впервые за последние года два, что ли, взял в руки гитару. Бредкакойты! ... Ну и дальше про макароны по-флотски, какое-то запредельное количество знаков, и про макароны, как вы знаете-понимаете, там, конечно есть, но... Но всё как в жизни.
Так, тут вставить то, про что я забываю, потом дочь ругает - рекламу прогулок "Писательская кухня на Бородинском поле". Писать на 5290935@bk.ru

Воооот такеееенный объектив так вчера ни разу и не достался. Исключительное ноосферическое шибанидзе потому что было.

МАКАРОНЫ ПО-ФЛОТСКИ
Макароны по-флотски в нашей обширной некогда семье готовила только Московская Галка. Конечно же у Галы было отчество и фамилия, но Московская Галка стало настолько именем собственным, что когда в одесском бабушкином-дедушкином доме появлялись незнакомые ещё Московской Галке люди, она так и представлялась:
- Здравствуйте! Я – Московская Галка!
То есть вот так она представлялась:
- Здрааасьте! Я – Мааасковская Галка!
Я обожала Московскую Галку. Во-первых, именно за это безупречное мааасковское аканье. Потому что в нашей некогда обширной семье все, от учёного-геолога (дядюшки) из Питера до водителя грузовика (бабуленьки) из Волжска, от моего папеньки-инженера (и дедуленьки – его батюшки, пропойцы-багорщика, отсидевшего по малолетству за «хулиганку») до родного брата моей маменьки, судоводителя (и шизофреника – окончил дни в дурдоме, увы, прекрасно рисовал и – страшное бубубу моей родительницы, испортившее кровь моих трепетных до словосложения детства и юности, - безупречно писал в рифму и без) – все-все-все от строителей до пастухов, - говорили, как дикторы советского телевидения. И только Московская Галка как-то оживляла эту идеальную картину мира, где безжалостно уничтожались этнические и местечковые акценты, а за «споймать» и «извиняюсь» можно было огрести получасовую лекцию о приставках и окончаниях. А вслед за Московской Галкой можно было ухать филином в соседа «ну и ехай себе!» И тут надо понимать: Московская Галка не была понаехавшей лимитой во втором поколении. Московская Галка была рафинированной москвичкой, коренной по самого прапрапрадедушку-выкреста, столичного купца. (К слову, именно от Московской Галки я впервые и услышала «жид крещённый, что вор прощённый!». И объяснения на эту непонятную для меня национально-теологическую тематику.) Во-вторых, Московская Галка была великолепна! Она было тоненькая, как спица. Красивая, как нынешняя глянцевая обложка. На её точёном носике высились огромные дымчатые очки на поллица. Дымчатые, а не тёмные – потому что Московская Галка была близорука. И потому огромные дымчатые очки она таскала постоянно. Где она такие брала – было загадкой. Потому что мой близорукий отец носил обыкновеннейшие убогие очки обыкновеннейшего убогого фасона, которые носило всё поголовье близоруких в СССР. На пляже Московская Галка меняла свои роскошные дымчатые очки на не менее роскошные тёмные очки – и даже для Одессы, где всегда можно было что-то раздобыть у спекулянток (по совместительству – жён плавсостава). Если у вас, конечно же, были деньги. У Московской Галки денег не было. Но у Московской Галки были связи. В детстве моём я ничего не знала о связях, потому Московская Галка, акающая и ехающая, тоненькая и красивая, в шикарных тряпках и роскошных очках, да ещё и вся в таинственных связях – была моей мечтой, предметом моего обожания и поклонения. А уж с каким пренебрежением она относилась к своим шикарным тряпкам, нисколько никогда не сожалея о порванном или запачканном шелковицей!.. Марлевый сарафан, весь уделанный шелковицей, она могла запросто выбросить. Марлевый сарафан!.. Кто не понял мою печаль – так вам явно куда меньше сорока. При этом Московская Галка была простая, как гамма до мажор, в отличие от прибалтийских высокомерных плебеек, на которых два моих поволжских дядюшки женились во время службы в рядах СА. Те были унылы, как фуги Чюрлёниса, но снобоваты, как стразы Сваровски. Московская Галка же была чистейшей воды бриллиантом во всей своей сверкающей солнечной простоте. Московская Галка, окончившая первый московский мед и работавшая в Склифе, при виде моих велосипедно-волнорезных ссадин и травм, даже глазом своим великолепным не моргала. Прибалтийские же насквозь фальшивые тётушки – жёны дядюшек, - наперерез неслись за бинтами и йодом. Потому что до замужества успели окончить медучилище. А одна – даже несколько месяцев поработать медсестрой в той самой военной части, где служили мои тогда юные поволжские дядюшки. У нас с Московской Галкой была версия, что им просто нравится меня мучить. Потому что, согласитесь, иных причин окроплять йодом и заматывать в бинты ребёнка, живущего в водах Чёрного моря, быть не может. Позже, когда у одной из прибалтийских тётушек появился собственный ребёнок – Гедрюс, - мы с Московской Галкой решили, что им всё равно кого мучить. А когда у Московской Галки появились двое сыновей – Алёшка и Андрюшка, - стало очевидно, что и ей всё равно на кого своим великолепным глазом не моргать, хотя однажды прямо при мне – и даже при моей ассистенции, - она самолично уштопала годовалому Андрюшке солидный разрез, приобретённый им в процессе познания окружающего мира. Без охов, ахов, слёз, а под весело вскипающую перекись – и никто даже перепугаться не успел. Потому что дети пугаются не своих ран, а реакции взрослых на свои ранения. «Наверное, люди нужны всякие, - мог бы сказать по этому поводу мой малыш Пальма, - и надменные некрофилы и простые жизнелюбы!»
Collapse )
ОТСЮДА

Там же и фото макарон по-флотски, которых мне низзя, но которых я могу съесть ведро - так люблю.

Спасибо, Татьяна Юрьевна.

ЗЫ. Перепосты будут еще обязательно. И из уже давно опубликованного тоже.
Не переключайтесь.
Это я

Еще одна цитата из воспоминаний Анастасии Вертинской

Оригинал взят у vita_colorata в post

"В детстве у меня было такое хулиганство – таскала у папы из кармана мелочь. Просто ради риска. Папа, конечно, об этом знал. И как-то за обедом спрашивает, по обыкновению грассируя: «Какая-то воговка вчера ук-х-ала у меня деньги. Вы не знаете, кто это?» Глядя чистыми голубыми детскими глазами, я говорила, нет. Он спрашивал: может, тебе дать денег? Я – нет. И продолжала воровать. У него хватало мудрости не делать из этой странной детской игры какой-то криминальный случай. 180076Порола нас в основном мама. При папе пороть нас было нельзя - он хватался за валидол, убегал, а мы прятались под полами его домашнего халата. И вот он стоял такой худой, но книзу расширяющийся, и когда мама влетала с линейкой – она порола нас линейкой – и спрашивала: «Саша, где дети?» – он не мог ей соврать, тихо говорил: «Лилечка» и опускал глаза вниз. Когда я потом спросила маму, чего она нас так порола, она ответила: «я же художница, добивалась на ваших задницах розового цвета». Эта мамина легкомысленность была невероятно притягательна для папы. Как-то, еще когда он за ней ухаживал в Китае, написал ей трагической письмо, что плывя на корабле в Циндау, они попали в тайфун. «Я был на волоске от смерти, но в эту секунду я думал о вас, о том, как вы мне дороги, как я люблю…» Следующее его письмо маме было уже раздраженное: «Какая же вы все-таки странная, я вам пишу, что меня чуть не погубил тайфун, а вы мне пишете «какая прелесть, я обожаю тайфуны». Он видел много женщин, судя по всему, но вот это существо, моя мама, привела его в Россию и создала ему семью.

Коверный случай
Папа давал много благотворительных концертов – тогда они назывались шефскими. Однажды ему сказали, что директриса в моей школе на деньги, собранные им для осиротевших детей, купила ковер. Это было при мне. Он, побледнел, встал, накинул пальто и пошел своими большими шагами в школу. Она была на Пушкинской улице – теперь это Большая Дмитровска, а квартира наша была у Елисеевского гастронома. Он шел, шарф развевался, он хватал валидол, мы бежали за ним, думая, что сейчас произойдет что-то невероятное. Взошел на второй этаж школы, распахнул дверь и увидел этот ковер. Дальше мы остались за закрытой дверью и ничего уже не слышали. Но директрисе пришлось этот ковер продать и вернуть деньги по назначению. Для него этот коверный случай был невероятным шоком.

Collapse )
Как здорово она пишет.
Уже хочу книжку целиком.
Причем на бумаге обязательно.
Чтобы читать в очках и с красивой закладкой...